Вампиры: кланы

Ниже следует описание основных вампирских кланов. Не все они будут представлены на игре, однако поскольку информация о них известна вампирам – и знающим людям - она будет здесь представлена. Те персонажи, которые не имеют этих сведений, разумеется, не в курсе ситуации. Игрокам, в этом случае, необязательно (и даже не рекомендуется) читать нижеследующий текст.


Кланы Камарильи

Кланы Шабаша

Кланы Камарильи

Бруджа


Клан Бруджа в основном состоит из бунтарей – идейных или безыдейных. Искренние, склонные к индивидуализму, беспокойные Бруджа близко к сердцу принимают происходящие в обществе изменения. Большинство других вампиров считают Бруджа сборищем бандитов и негодяев, но на самом деле все споры и раздоры в клане вызваны неукротимой страстью.

У Бруджа немало любимых страстей и целей, которые они отстаивают с громкими криками и сарказмом. История клана пестрит рассказами о воинах-поэтах; многие Бруджа рады возможности высказать свои мысли, а затем подкрепить их наглядным примером, поддавшись страсти к разрушению.

Бруджа объединяет любовь к переменам. Часто Бруджа с самыми различными идеалами объединятся, чтобы противостоять общему врагу. Но после того, как враг будет повержен, обязательства считаются выполненными, и все возвращается на круги своя.

Бруджа полагают, что их идеи лучше всего будут распространяться во времена хаоса и переворотов, поэтому они полагают, что обладают свободой действий, недоступной другим кланам. Они агрессивны и во многом нелогичны, и зачастую прибегают к насилию ради продвижения своих идей.

Клан Бруджа уважают за его боевые качества, они считаются физической силой Камарильи. Но чем дальше – тем чаще у Камарильи возникают с ними напряженные ситуации.

Бруджа – независимы и себе на уме. И никому неизвестно, что придет им в голову завтра. Ценя их силу, и боевые навыки, другие кланы Камарильи мало помалу задумываются: не обернется ли однажды эта способность против них.

Но, так или иначе, Бруджа будут полезными союзниками, если настанут времена войны…


Вентру


Вампиры клана Вентру известны благовоспитанностью и безупречным вкусом. С незапамятных времен Вентру были кланом властителей, следивших за соблюдением древних традиций и стремившихся управлять судьбами сородичей. Вентру стараются сохранять стабильность и поддерживают порядок в Камарилье. Многие другие вампиры часто считают такое поведение проявлением высокомерия, но Вентру воспринимают отведенную им роль пастырей скорее как тяжкую ношу, чем как награду.

Вентру – «владыки» Камарильи. Именно клан Вентру заложил краеугольный камень Камарильи, и именно клан Вентру направляет и поддерживает ее.

Вентру всецело поддерживают Маскарад, полагая, что под его защитой можно добиться прекрасного существования для всех вампиров. С точки зрения Вентру остальные кланы отличаются дерзостью и импульсивностью. Другие вампиры, слишком озабоченные собственным кратковременным удобством, охотно променяют грядущую вечность на глоток крови сегодня. Без Вентру не было бы Маскарада… Никто из остальных кланов не может возглавить Детей Каина – по крайней мере, так утверждают Вентру. На этом утверждении строится вся их репутация.

Другие вампиры часто клевещут на Вентру, считая их напыщенными деспотичными ханжами, но в случае неприятностей эти же вампиры обращаются к «аристократам» за помощью. Когда другому вампиру требуется помощь, Вентру, скорее всего, ее окажет – за определенную цену.


Малкавиан


Даже остальные Проклятые побаиваются Малкавианов. Все Малкавианы мира – неизлечимые безумцы. Это безумие может принять практически любую форму, от всепоглощающего стремления к убийствам до почти полной кататонии. Во многих случаях невозможно отличить Малкавиана от представителей других, «разумных» кланов. Но бывают и такие, чьи психозы сразу бросаются в глаза.

С давних пор само существование Малкавианов будоражило сообщество вампиров. Хотя клан не провоцировал крупных войн и не свергал человеческие правительства, одно присутствие Малкавиана вызывает в городе небольшие изменения: хаос крадется за безумцами по пятам.

Нельзя с точностью сказать, что именно делает этих безумцев такими опасными. Разумеется, их безумие иногда освобождает их от страха перед болью или Окончательной смертью. Многие из них проявляют пугающие устремления или полное отсутствие эмоций, в том числе и сострадания. Но, скорее всего, дело в том, что Малкавианы свободны от уз рациональности и могут делать все, что им заблагорассудится. К тому же эта свобода сопровождается невероятной проницательностью и странной мудростью, недоступной существам здравомыслящим. Эти вампиры наделены темным разумом, который часто бывает направлен на достижение пугающих целей.

Все Малкавианы страдают безумием в той или иной форме. Некоторые объясняют это проклятием крови, другие считают это своеобразным благословением – даром прозрения.

Так или иначе, большинство Малкавианов входят в Камарилью. Впрочем, никто с точностью не скажет, на чьей стороне окажется клан, если придут темные времена.


Носферату


Детей Каина называют проклятыми, и никто из вампиров не подходит под это определение лучше, чем представители клана Носферату. Другие вампиры по-прежнему сохраняют схожесть с людьми и могут существовать в человеческом сообществе, но тела Носферату под воздействием проклятия меняются и приобретают уродливые черты. Большинство других вампиров считают их отвратительными и без крайней необходимости не вступают с ними в общение.

Новообращенный Носферату переживает трансформацию, постепенно превращаясь из человека в отвратительное чудовище. Для становления Носферату часто выбирают физически или морально изуродованных людей, считая, что проклятие вампиризма может стать для этих людей спасением. В этом убеждении есть своя доля истины. Многие Носферату отличаются удивительной уравновешенностью и практичностью и избегают страстей, порывов и бурных эмоций, свойственных их более привлекательным собратьям. Некоторые Носферату начинают получать удовольствие от ужаса и потрясения, которые их внешность вызывает у окружающих.

Носферату способны выжить практически в любых условиях. К тому же Носферату в совершенстве овладели искусством маскировки и шпионажа; они всегда в курсе последних новостей и событий, не ради удовольствия, но ради выживания. Непревзойденные поставщики информации, они могут потребовать за свои знания высокую цену. Носферату тайно подслушивают чужие разговоры или присутствуют на «секретных» встречах. Если кто-то желает побольше узнать о событиях и жителях города, он может обратиться к Носферату.

Наконец, тысячелетия унижений и общее для клана уродство выковали сильные узы между этими чудовищами. Носферату избегают дрязг и раздоров, привычных для остальных кланов, и предпочитают действовать сообща. Они обращаются друг с другом с щепетильной вежливостью и свободно обмениваются информацией внутри клана. Причинить неприятности одному Носферату значит причинить неприятности им всем, и результат этого может быть крайне неприятным...

Клан в целом входит в Камарилью, несмотря на очевидные трудности с поддержанием Маскарада. Может быть, они ценят безопасность, которую им обеспечивает Камарилья; может быть, хотят, чтобы остальные кланы оставались в поле их зрения.


Тореадор


Тореадоров называют по-разному: «художники», «позеры», «гедонисты» - и это лишь некоторые из их прозвищ. Но подобные размытые характеристики не совсем верны. Любой Тореадор, в зависимости от характера и настроения, может быть элегантным и расфуфыренным, умным и нелепым, мечтательным или распущенным. Возможно, единственное качество, которое можно приписать всему клану в целом, это их доходящее до фанатизма эстетство. Что бы Тореадор ни делал, он делает это со страстью. Кем бы Тореадор ни был, страсть всегда живет в нем.

По мнению Тореадоров, вечной жизнью надлежит наслаждаться. При жизни многие тореадоры были художниками, музыкантами, поэтами…

Из всех вампирских кланов Тореадоры сохранили наиболее тесную связь с людьми. Если другие вампиры смотрят на них как на шахматные фигуры или, в крайнем случае, на источник пищи, то Тореадоры легко и непринужденно вращаются среди людей, вкушая удовольствия каждой эпохи. Из всех вампиров Тореадоры охотнее всего влюбляются в смертных, они окружают себя самыми лучшими, самими элегантными и самыми роскошными вещами – и людьми – из всех, что может предложить этот мир. И поэтому Тореадор, поддавшийся скуке и отказавшийся от эстетических устремлений ради бессмысленного гедонизма, поистине трагичен. Такие вампиры превращаются в декадентствующих сибаритов, озабоченных только удовлетворением своих капризов и прихотей.

Тореадоры хранят верность Камарилье и разделяют любовь Вентру к высшему обществу, хотя управленческая рутина их не привлекает. Тореадоры знают, что их задача – пленять и вдохновлять остроумными беседами, изящными поступками и самим своим искрометным существованием.


Тремер


Замкнутые вампиры из клана Тремер вызывают страх, благоговение, недоверие. Благодаря собственным талантам они овладели особой разновидностью вампирского чародейства, дополнив его ритуалами и заклинаниями и сделав его таким же могущественным – если не в большей степени, – как и остальные возможности Крови. Эти способности, в сочетании с жесткой иерархией клана и присущей многим его членам затаенной амбициозностью, вселяют беспокойство во всех тех, кто знает, на что способны Тремер.

Согласно некоторым записям Сородичей, клан Тремер возник относительно недавно, по крайней мере, с точки зрения бессмертных. Легенда гласит, что в период, известный как Темные века, группа европейских волшебников провела над спящим телом Патриарха великий ритуал, силой вырвав для себя дар вампиризма. Вскоре после этого началась война – новорожденный клан обнаружил, что его со всех сторон окружают разъяренные Сородичи. Но Тремер не были бы собой, не умей они выживать.

Тремер охотно ведут политические игры и впутываются в интриги. Но все их действия несут на себя слабый отпечаток паранойи, потому что Тремер знают, что старейшины по меньшей мере трех кланов затаили на них злобу, которой пока что не могут дать выхода. Поэтому Тремер всячески стараются привлечь к себе всех возможных союзников и одновременно совершенствуются в магическом искусстве. Только так они смогут выжить. В результате потомки клана Тремер считаются самыми энергичными и знающими из всех вампиров; мало кому удается перейти им дорогу им и остаться при этом невредимым.

Тремер с большой охотой присоединились к Камарилье и быстро стали ее незаменимыми членами. На самом деле клан Тремер – один из столпов Камарильи.


Кланы Шабаша

Ласомбра


Одновременно элегантные и хищные, Ласомбра направляют – а порою и подстегивают – Шабаш, превращая его в несокрушимую силу. Отбрасывая прочь некогда жившего в них человека, они полностью отдаются темному величию Становления. Убийство, безумие, дикость… Зачем бояться этого, – спрашивают многие Ласомбра, – если тебе суждено быть вампиром? Впрочем, Ласомбра не стремятся к полному отрицанию всех творений рук человеческих, предпочитая менять их и извлекать из них удовольствие.

Более всего Ласомбра известны своей Дисциплиной «Власть над тенью», с помощью которой они призывают осязаемую «живую» тьму, управляя ею по своей прихоти. Учение клана гласит, что эта «тьма» – сущность души вампира. Их обязанность – считают некоторые Ласомбра – руками Шабаша создать на Земле новый порядок. Другие Ласомбра смеются над этим суеверием, но даже они склонны верить, что, будучи вампирами, они представляют собой более развитую ветвь разумной жизни, на которую не распространяются жалкие человеческие понятия об этике.

Разумеется, такие воззрения поддерживаются не всеми членами клана, но многие Ласомбра с радостью погружаются в пучину бессмысленного насилия и низменных пороков.

Типичный Ласомбра наделен даром манипулирования, а также ярко выраженными способностями к руководству. Ласомбра чаще остальных становятся вожаками стай Шабаша, так как их целеустремленность и коварство позволяет им блестяще управлять всеми движениями секты. К сожалению, обратной стороной этого темного величия является гордыня, и мало кто из Ласомбра готов признать других вампиров ровней себе.


Отступники


Разумеется, даже в кланах, присоединившихся к Камарилье не все согласны признать Соглашение Шипов. Таких вампиров называют отступниками – и нет ни одного клана, где их бы не было.

Среди отступников Бруджа, например, оказались самые ярые бунтари, полагающие, что Договор мешает проявлению их свободомыслия. Из всех кланов Камарильи у Бруджа, пожалуй, наибольшее число отступников.

Отступники Вентру, напротив, немногочисленны. Ведомые алчностью и жаждой власти, они присоединились к Шабашу, восстав против тиранического правления своих старейшин. Они устали оттого, что бразды правления находятся в руках консервативных старших аристократов. Общество смертных менялось, а эти престарелые властители по-прежнему цеплялись за свои империи, не позволяя молодым и более способным Вентру занять подобающее место.

Отступники Малкавиан используют свое помешательство как обоюдно острый меч. Для отступников безумие является оружием. Отступники Малкавиан считают, что не важно, кто и с кем сражается в битве, важно, что хаос превозмогает порядок.

Что касается отступников Носферату, предполагается, что они присоединилось к Шабашу из-за какой-то зловещей тайны, которую скрывает клан. И в самом деле, у отступников Носферату довольно цивилизованные отношения с их соклановцами из Камарильи, но эта видимая сплоченность может означать лишь то, что они вынуждены объединятся против какой-то другой силы, которая является угрозой для их клана. Разумеется, когда Носферату и их отступников спрашивают об этом, они всегда молчат, что еще больше убеждает вампиров в том, что у них есть для этого причины.

Отступники Тореадор способствовали созданию Шабаша и большинство Сородичей вышло из Соглашения Шипов по распоряжению анархов Тореадор. интересы Отступников Тореадор схожи с интересами их Камарильских собратьев, только в их понимание эстетики добавилась: боль, дикость, жестокость и безнравственность. Чем роза, сонет или портрет прекраснее мастерского сдирания кожи, интересуются Отступники Тореадор? Что есть красота, если не субъективное мнение?..

Отступники Тремер присоединились к Шабашу в первую очередь ради возможности отринуть ограничения на свои исследования, налагаемые Договором. Жестокие эксперименты, предполагающие страдания и мучения жертв, здесь можно не скрывать. К тому же, стремление Тремер к обретению «тайного знания» и новых колдовских возможностей здесь тоже ничем не ограничивается.


Цимисхи


Даже другие вампиры Шабаша чувствуют себя неуютно рядом с этими зловещими вампирами, которые давным-давно получили свое прозвище «Изверги» от устрашенных вампиров других кланов. Из уст в уста передаются рассказы об уродующих изменениях, вызываемых лишь прихотью, об отвратительных «опытах» и пытках, столь искусных, что ни человек, ни вампир не в состоянии понять или перенести их.

Эта пугающая репутация на первый взгляд кажется незаслуженной. Многие Цимисхи – существа сдержанные и проницательные. Большинство Цимисхов кажутся рациональными, весьма разумными созданиями.

Но Сородичи, которым приходится общаться с Цимисхами, понимают, что за тонким налетом человечности «Изверги» скрывают нечто... иное. Тысячелетиями Цимисхи исследовали и совершенствовали свое понимание вампирского бытия, придавая своим телам и мыслям новые, чуждые формы. В случае необходимости, а также ради интереса или забавы Цимисхи, не колеблясь, аналогичным образом изменяют своих жертв. Если юных Цимисхов можно назвать жестокими и безжалостными, то старейшины их рода просто не в состоянии понять милосердия и страданий – или, возможно, они все понимают, но просто не считают эмоции чем-то значимым.